Режим чтения

Возвращение солнца

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ТАЙНА СТАРОГО ЗАБОРА.

Если ты пойдешь по улице этого дачного поселка, то обязательно увидишь высокий-высокий, серый-серый, старый-старый забор. В его невидимых лабиринтах живет жучок-древогрыз. Недавно ему исполнилось полторы тысячи лет, а он считает себя самым молодым жучком этого забора. Представляешь сколько тогда лет забору?

Впрочем, речь не о жучке. С ним Димка не знаком. Тот самый, о котором я сейчас расскажу. Он тоже увидел высокий-высокий, серый-серый, старый-старый забор. Увидел вчера, потому что именно вчера мама сняла две комнаты в доме, что стоял недалеко от забора. В небольшом бревенчатом доме с окнами, выходящими в сад. Окна загораживались фруктовыми деревьями, но даже они не могли совсем загородить забор. Утром Димка подбежал к окну и долго смотрел туда, поверх деревьев, на таинственный забор. Что там? Ночью он просыпался и видел, что там, за старым забором светит Солнце. Может быть, это было и не Солнце, но яркий молочный свет висел неподвижным облаком там, за высоким забором.

- Что ты смотришь? - спросила сестренка Таня.

Димка совсем уж было хотел рассказать ей о молочном свете, да подумал: "Не поймет ничего, карапетка". Ведь Тане было всего семь лет, а Димке четырнадцать. В два раза больше! Только напоминать ей об этом не стал. На то была причина. Однажды он назвал ее карапеткой, а она говорит (при ребятах!): "Ты большой, да глупый. У кого физика на осень? А?" Очень Димка не любил, когда ему напоминали о двойке по физике. Теперь вот лето и надо учить, а как это трудно, разве кто понимает!

- Что ты смотришь? - еще раз спросила Таня.

- Так npocтo, - ответил он. - Вон, глянь, воробей вишню клюет. У, npoтивный, сейчас я тебя... - он схватил со стула свои брюки, вытащил из кармана рогатку и вскочил на подоконник.

- И вовсе не противный. Он завтракать прилетел. Он кушать тоже хочет. - Таня спрыгнула с кровати. - Не стреляй! Ты бы лучше физику учил, чем с рогаткой...

- Не твое дело!

Пока Таня искала свое платьице по углам комнаты, Димка выбежал во двор, оттуда - в сад. От дерева к дереву. С одного сорвет вишню - и в рот. С другого сливу - и туда же. Это был хороший сад. Всего понемногу насажал хозяин, дедушка Тимофей. Он сказал вчера, что ребята могут хозяйничать в салу, ему мало надо. Только ломать ветки нельзя.

Были в саду и две шелковицы. Бугристые, похожие на малину, ягоды еще только покраснели. Они бывают особенно вкусными, когда станут черно-бурыми, но Димке некогда было ждать. Шелковицу он любил больше всего на свете. Невысокие раскидистые деревца стояли возле самого забора. Димка забрался на дерево, начал срывать ягоды, а сам то и дело поглядывал на забор. Ни одной щелочки. Ни. одного звука с той стороны.

- Ди-и-ма! - послышался от дома голос мамы. - Где ты? Иди завтракать!

- Сейчас!

Потом, после завтрака, мама повела Димку и Таню к знакомым. Показать, как они выросли за зиму. Ради этого она разрешила Димке отложить физику на один день. Потом ходили вместе со знакомыми на речку. Потом... Короче говоря, вернулись во второй половине дня. И тут Димка удивил маму. Он сказал, что пойдет в сад учить физику.

- И я в сад! - закричала Таня.

- Нечего, - сказала мама, - ты будешь ему мешать.

Димка взял учебник физики для седьмого класса и забрался в дальний угол сада. Устроившись под шелковицей, он раскрыл книжку на загнутой странице, прочитал:

- Итак, опыты показали, что существует два рода электрических зарядов - положительные и отрицательные и что наэлектризованные тела по-разному взаимодействуют друг с другом...

Димка тяжело вздохнул. До чего же трудно представить себе эти заряды! И зачем они ему? Он готов дать самую страшную клятву, что никогда в жизни не станет возиться с ними.

Он захлопнул книжку, сунул за ремень под рубаху навыпуск и встал. Не пойдет в голову физика, пока не узнает, что за этим забором.

Он прижался к забору носом, выискивая щель. И вдруг... почувствовал, что забор отодвинулся. Нет, не весь забор, а одна доска. Отодвинулась тихо, без скрипа. Димка нырнул в дыру, выпрямился и вскрякнул от неожиданности. Что-то огромное зеленое качнулось над его головой, шершаво лизнуло щеку. Он отпрянул в сторону. Огромное зеленое больше не нападало. Поняв, в чем дело, Димка засмеялся и вслух произнес:

- Заяц! Это же лопухи! Большие лопухи!

Лопухи, действительно, были огромные. Стебли в два Димкиных роста, а листья, как ватные зонтики, как клочья толстой зеленой бумаги. Они как-то незаметно окружили Димку со всех сторон, хотя он еще не сделал от забора ни одного шага, и колыхались под ветром, словно зеленые чудовища, что готовились к прыжку.

Димка оглянулся, готовый отказаться от намерения узнать, что по эту сторону забора, но... не увидел забора. Он исчез. В горле стало нехорошо, как в тот раз, когда с Витькой Анисимовым на спор песок ел.

"Ладно, - успокоил он себя. - Не плакать же! Подумаешь, лопухи! А за ними что? Нет уж, потом опять сюда потянет. Лучше сейчас..."

Он раздвинул два стебля, исколов руки, сделал шаг. Еще два стебля раздвинул - еще шаг. Лопухи сердито шуршали, но остановить его не могли. Только царапали иголками. Он упрямо шел и шел, будто его кто-то тащил за собой на веревочке.

Лопушиный лес стал редеть. Это обрадовало Димку, он пошел вперед смелее.

- Попался! - закричал кто-то рядом.

Димка остановился, хотел броситься назад, но ноги не слушались. Он увидел человека-чудовище, белого и блестящего, с большой красной буквой "А" на груди. Белые скрипучие руки потянулись к нему.

- Попа-а-ался!

Димка метнулся в сторону, но человек-чудовище со скрипом и звоном прыгнул к нему и схватил за локоть. Другой рукой он быстро, привычно обшарил карманы и, не найдя ничего, грозно спросил:

- Как ты попал с-с-сюда?

- Дяденька! - Димке стало стыдно и страшновато. - Извините меня, я ничего такого... Я только хотел посмотреть...

- Ха-ха-ха! - разноголосый хохот послышался со всех сторон, и Димка увидел, что его окружили люди, закованные с головы до пят в прозрачные латы. Они смело раздвигали лопухи, не боясь уколоться.

"Стеклянные! - догадался Димка. - Значит "А" тоже стекло, только не прозрачное".

- На допрос шпиона! - приказал "А". - Это человек не из нашего королевства. Видите, он и одет не по-нашему. На допрос!

Ага, так он просто шутит. И пугает нарочно. Немного успокоенный, Димка присмотрелся к шутнику. Стеклянные латы закрывали его со всех сторон. Только глаза блестели за прорезями. Он походил на рыцаря из книжки. Только у рыцарей латы были из железа и на груди крест, а не "А".

"Сторожа! - догадался Димка. - Наверно, сад охраняют. Только почему они так странно одеты?"

- Дяденька, - просительным голосом заговорил он, - отпустите, меня. Я только хотел посмотреть. Я не хотел воровать яблоки или что другое. Честное слово! Зачем мне...

- Снеп! - перебил его "А". - Веди шпиона!

Сам "А" пошел напролом через лопухи. Один из прозрачных сторожей схватил Димку за шиворот, оцарапав шею твердыми пальцами, и потащил еле дом грубо, как самого последнего хулигана. Димка норовил вырваться, но стеклянные пальцы держали крепко. Он горько пожалел, что надел сегодня новую рубаху. Забыл переодеться после того, как вернулись от маминых знакомых. Будь на нем старая - рванул бы сейчас ворот да задал стрекача... У этой не оторвешь. Мама специально сшила ее из такой крепкой материи, что даже колючки акации не могли ее проткнуть. Она еще сказала: "Эту так просто не изорвешь". Ну и что? Теперь попадет за то, что забрался в чужой сад. Этот рыцарь "А" если не шутит, то, значит, не верит, что он не собирался воровать яблоки. Правда, из чужого сада все кажется лучше своего, только сегодня он об этом не думал.

Лопухи кончились. Стеклянные пальцы разжались. Димка остановился с раскрытым ртом. Он увидел не сад, а город. Необыкновенный город. Все дома в нем были стеклянные. Стеклянные стены, стеклянные крыши. Ближние дома окраины (а они оказались на окраине) были сложены из осколков стекла. В некоторых домах сквозь стены виднелись люди. Какие-то все похожие друг на друга. Димка даже и не сообразил в первые минуты, почему они так похожи.

Вдали виднелся особенный дом. Высокий, с куполами и шпилями, балконами и статуями. Видно. он тоже был стеклянный, потому что весь блестел под лучами солнца, хотя стены не были прозрачными, как в лачугах.

- Пошли! - толкнул в спину конвоир, видя, что "А" остановился и нетерпеливо топчется на месте.

Когда подошли к нему, он спросил:

- Из какого ты королевства? Сознайся лучше.

- Не из какого, - недовольно ответил Димка. Он начинал понимать и то, что его разыгрывают.

- Ага, не хочешь сознаться, - обрадовался "А". - Настоящий шпион! Меня не проведешь. Я знаю, что шпионы никогда не сознаются сразу.

- Мне не в чем сознаваться, - Димка насупился, - Лучше вы скажите, куда я попал и зачем вы шутите.

"А" даже прищелкнул языком от восхищения.

- Замечательный шпион! Такой маленький и уже такой хитрый. Ладно, пошли.

И они зашагали по улице, выложенной разноцветным булыжником. Впереди - "А", за ним - Димка, за Димкой конвоир. Димка сделал несколько шагов и невольно глянул под ноги, услышав грохот. Это гремели по камням тяжелые стеклянные башмаки сторожей. "Как в кино, - подумал Димка. - Может, и правда... - Эта мысль почти окончательно успокоила его. - Ладно, пусть разыгрывают. Пусть думают, что я не догадываюсь".

Когда немногочисленные любопытные жители стеклянного города стали выбегать на улицу, Димка понял, почему они похожи друг на друга. Все были полуголые, в одних трусах, все черноволосые н загоревшие до черноты. При такой жаре, какая была, нетрудно загореть. Димкина рубаха уже прилипла к спине. А ведь приближался вечер н там, за старым забором, было прохладно.

Люди удивленно чмокали, перешептывались, провожая Димку пристальными взглядами. Он уловил несколько слов: "Чужой! Его ждет смерть! Агент получит награду...".

ГЛАВА ВТОРАЯ. РАЛИЯ.

Люди поспешно убегали в свои дома, как только к ним приближался человек в белом мундире, с белой каской, с блестящей саблей на боку. Таких одинаково белых людей на улице было немало. Они сновали в разные стороны, внимательно приглядываясь к тому, что творится за стеклянными стенами, иногда грозно покрикивали. Некоторые передвигались пешком, другие - верхом на диковинных лошадях. Даже трудно было назвать этих скакунов лошадьми. Димка таких еще не видел. У них были лошадиные головы и хвосты, тонкие длинные ноги и двугорбые верблюжьи спины. Димка приостановился, разглядывая неизвестных животных.

- Ну! - конвоир толкнул его так, что он чуть не упал.

- Чего пихаетесь! - обернулся Димка. - Нельзя ли полегче.

- Ну-ну! - обернулся "А", потянул Димку за рубаху и сразу же придержал, положив руку на плечо.

Позади послышался громкий топот. Их догонял человек в пышной ярко-голубой одежде, с длинными рыжими волосами. Широкие рукава его куртки болтались у самой земли, шаровары, заправленные в гетры, раздувались двумя парусами. На ногах были плетеные сандалеты. На груди алела буква "Н".

- Ха-ха! - подпрыгнул он на ходу. - Попался! Кто это? Не наш! Он понимает язык?

Скрипнув шарнирами, "А" протянул ему руку.

- Это шпион.

- Прекрасно! Пойду скажу!

"А" показал ему кулак.

- Это мой пленник. Сам доставлю и сам скажу. Не суйся.

- Ха! Пока ты доставишь! - "И" вприпрыжку побежал вперед, к стеклянному дворцу.

- У, проклятый выскочка! - проворчал "А" и снова скрипнул. (Только на этот раз Димке показалось, что скрипнули зубы). - Побежал за славой! Всегда лезет вперед...

"А" показал Димке вперед и снова загрохотал по булыжникам.

Вскоре они подошли к высоченной, без единой щелочки стене из темного стекла. Над ней возвышались две башенки. "А" прокричал что-то непонятное, стена между башенками раздвинулась. Они вошли в эти ворота и сразу же оказались на площади перед разноцветным сверкающим дворцом. Посреди площади разбрасывал струи фонтан. Весь он бы сделан из разноцветного стекла и походил на цветок с несколькими чашечками. Брызги, радугой блестевшие под солнцем, тоже казались стеклянными.

Димка не мог не заметить всего этого. Он заметил, хотя даже не подумал - красиво здесь или нет. Потому что на душе было невесело. Вместо того, чтобы учить физику, он зря теряет время Мама, наверно, ищет его и готовит для встречи такие слова, что лучше бы вместо них шлепнула разок-другой.

По звонким ступеням дворца сошла остроносая бледная женщина в пушистом белом платье, блестевшем стеклянными нитями. На ее белых волосах переливалась всеми цветами корона. За ней четверо человек осторожно несли голубой трон. Над его высокой спинкой виднелось два крестика из стекла: "XX". Те, что несли трон, были одеты в пышные голубые костюмы. И у каждого на груди краснела какая-нибудь буква.

Трон поставили у фонтана. Так, чтобы прохлада от его брызг освежала того, кто сядет на трон. Села женщина в белом. Тут же все, как по команде, выстроились возле трона о одну шеренгу. "А" отправил сторожа в прозрачных латах обратно в лопухи, а сам быстро сбросил на землю свои латы, оказавшись таким же рыжеволосым, в голубом костюме, как все, и поспешил в строй. Димку он остановил шагах в десяти от трона.

Лишь только появилась женщина, со всех сторон сбежались люди в белом. Они оцепили площадь кольцом.

Когда все рыжие построились в шеренгу, из букс на их груди получилось непонятное слово: "Ралия" Ра-ли-я... Постой! Есть ведь слово "ралли". Это когда устраивают пробег машин, чтобы определить лучшую марку. Значит, здесь вроде лагерь участников пробега? Или кино снимают о пробеге? И называться будет фильм: "Ралия"? Так бы и сказали, что посторонним здесь делать нечего, он сразу ушел бы. Одной буквы "л", кажется, не хватает. Наверно, человек где-то задержался...

Димка шагнул вперед.

- Пожалуйста, извините...

Все рыжие вскрикнули, на их лицах появилось выражение ужаса. Ясно, артисты!

- Я не хотел... - Димка сделал еще один шаг вперед.

И снова все рыжие вскрикнули, а коротенький толстяк с буквой "Я" на груди подбежал к Димке, схватил за плечо.

- Молчать! На колени перед великой королевой Ралией!.. - он захлебнулся от гнева. - Ралией-двадцатой!

Димка ударил кулаком по руке толстяка, вырвался:

- Что вы меня хватаете? - он не на шутку рассердился. - Кто вам дал право? Если нельзя сюда приходить, так и скажите... Я не артист и притворяться не собираюсь.

- Что он говорит? - спросила женщина, глядя прищуренными глазами на Димку, который тяжело дышал и сердито поглядывал на всех. - Министр Истолкования!

Рыжий с буквой "И" поклонился, повторил слово в слово то, что сказал Димка. Все ахнули, зароптали:

- Неслыханно!

- Какая дерзость!

- Судить его немедленно!

Женщина продолжала щуриться, губы презрительно искривились.

- Кто этот человечек? Откуда?

Рыжий с буквой "А" выскочил из шеренги, упал на колени перед женщиной.

- Осмелюсь доложить, ваше величество, я поймал его в лопушином лесу. Это шпион... Как мне кажется, он из... Если ваше величество позволит...

- Ну!

- Из королевства Белой Ночи!

- Что? - королеву передернуло, злая гримаса исказила ее лицо. - Зачем он к нам пришел?

- Не сознается. Притворяется глупым.

- Министр Истолкования!

Рыжий с буквой "И" поклонился.

- Слушаюсь и повинуюсь.

- Допроси, объясни, доложи!

- Слушаюсь и повинуюсь.

"И" бочком, боясь оказаться спиной к повелительнице, подошел к Димке.

- Кто ты? - спросил он.

Димка насупился, услышав, что его собираются допрашивать. Это "кино" совсем ему не нравилось.

- Отвечай! - закричал "И". - Я самый лучший истолкователь судьбы и сновидений королевы. Ты. меня понимаешь?

Димка пожал плечами.

- Конечно, я вас понимаю. Как и вы меня. А что, королева у вас глухая? Она меня не слышит?

- Молчать, - "И" покраснел от гнева. - Отвечай, кто ты? Откуда?

- А то не знаете!

Теперь "И" озадаченно пожал плечами.

Перстнями, горевшими разноцветными огнями на каждом пальце, королева нетерпеливо постучала по трону.

- Что он говорит?

- Кто ты и откуда? - еще раз повторил вопрос "И".

Видя, что эти люди не хотят разговаривать серьезно, Димка решил спокойно все объяснить. Может быть, тогда они перестанут разыгрывать его.

- Вы на меня не сердитесь, - сказал он. - Я был в саду и увидел дырку в заборе. Ну и попал к вам.

Выслушав перевод, королева покачала головой.

- Нехорошо обманывать, мальчик. О каком заборе ты говоришь?

- О том, что там, за лопухами, - Димка показал рукой в ту сторону, откуда привел его "А".

Королева не обратила никакого внимания на эти слова. Только после перевода разговор продолжался.

- Ты лгунишка, мальчик. В нашем королевстве нет ни одного забора. На границе с этой... Белой Ночью тоже нет. Ты что-то скрываешь и поплатишься за это. Тем более за то, что прятался в лопухах... Суд!

Рыжий с буквой "Л" встрепенулся и начал допрос, делая почему-то хитрое лицо. Розыгрыш продолжался!

- А скажи, любезный мальчик, - спросил он, - • велика ли была дырка в заборе, через которую ты проник в наше королевство?

Если есть дырка, значит, можно пролезть, какая бы она ни была. Димка фыркнул.

- Нормальная. Даже не зацепился.

"Л" радостно всплеснул руками.

- Он сам сознался, что проник! Я поймал его на этом "заборе"! Он нарушил границу! На каторгу его! На завод! Стекло варить!

Димка сморщился. Как ему надоело это "кино"!

- Что вы кричите? Отпустите меня домой, хватит разыгрывать. У меня физика на осень, учить надо.

Королева заерзала на троне, с еще большим любопытством посмотрела на Димку.

- Как это?

Министры переглянулись, пораженные тем, что королева заговорила с Димкой без переводчика. Видно, это было против правил.

- Ну что вы смеетесь надо мной, - сказал Димка обиженно. - Как будто не знаете, что на oceнь задают...

Королева, казалось, смотрела теперь даже с искренним испугом.

- Ты изучаешь физику? Вам разрешает это Белая Ночь.

- С шестого класса все изучают. А белой ночи у нас нет, она бывает на севере.

- А, ты опять хитришь? Хорошо... Скажи, как это - на осень?

- Ну, плохо учил зимой, теперь все лето зубрить надо, а осенью сдавать экзамен. Вы же сами должны...

- У нас не бывает осени! - нетерпеливо перебила королева. - Что ты изучаешь в этой физике?

Димка вздохнул. Он начинал забывать о том, что его разыгрывают. Настолько серьезно разговаривала королева, да и рыжие прислушивались серьезно, без ухмылок.

- Вашим школьникам хорошо, если не бывает осени, - сказал он. - А в физике... За седьмой класс она об электричестве. - Королева дернула головой, как будто хотела сказать: "Смотри-ка!" - Еще она о тепловых явлениях на Земле... О Солнце...

- Что? - королева подпрыгнула на троне, глаза ее округлились, в них застыл ужас. - О каком... Солнце?

- Об этом, - Димка пальцем показал вверх на светило.

Королева вдруг звонко затопала стеклянными туфельками.

- Замолчи! Нет! Нет! Нет! Вы, ко мне! - она ткнула пальцем в сторону "А" и "Л". Те подскочили к ней и зашептались о чем-то.

Противный холодный страх стал вползать и Димкину душу, когда он подумал, что, пожалуй, все это не похоже на розыгрыш. Что-то случилось с ним понастоящему ужасное. Куда он попал?. Кто эти люди?

Он обвел взглядом этих странных людей. Они с нетерпением ждали решения королевы. Но, оказалось, ждали не только решения Димкиной судьбы. "Р" посмотрел на огромные стеклянные часы, что болтались на его поясе, а потом вытащил из складок костюма две стеклянные ложки и звонко постучал.

- Ужин! - провозгласил он.

- Молчать! - взвизгнула королева. - Ужин сегодня переносится. Об этом будет наш особый королевский указ. Молчать!

"Р" спрятал ложки, зевнул со стоном.

- Я уменьшился от голода, - сказал он.

- Что? - к нему подбежал "Я". - Как ты смел, бездельник, оскорблять меня? Откуда ты знаешь, что я уменьшился?

"Р" лениво отмахнулся.

- Отстань. Я уменьшился.

- Ты опять? Я предупреждал тебя...

- Подумаешь, предупреждал!

- Всем молчать! - топнула туфелькой королева. - Министров Ямы и Рукоприкладства за нарушение дисциплины разжаловать в младшие министры! Этого маленького шпиона посадить в яму до окончательного приговора. Он слишком много знает, и в этом его вина. Имя его отныне - Зом-второй. Все - во дворец на королевский совет!

Димка сплюнул сквозь зубы под ноги в знак презрения к противнику, так делали все мальчишки его двора перед стычками с соседскими. После этого он сказал:

- Никакой я не Сом да еще второй. Это только у королей и у преступников номера бывают. Я не преступник и быть им не собираюсь. А королем тем более.

Рыжие ахнули и ненатурально, будто в шутку, заткнули уши. Королева же удивила и рыжих, и Димку. По прихоти человека, которому все можно, она попыталась повторить искусно показанный Димкой знак презрения, но плюнула себе на платье. Обиженная неудачей и насмешливой улыбкой пленника, опять застучала туфельками, закричала:

- Убрать дерзкого шпиона! Все во дворец!

Рыжие зашевелились.

Младший министр "Я" показал язык младшему министру "Р". Тот ему - кулак. На всякий случай "Я" не стал больше дразнить противника. Спор мог затянуться, а он должен отвести в яму пленника и успеть на совет.

- Стража! - крикнул он и, передумав, добавил: - Отставить! Я сам. Шагай! - приказал "Я", толкая Димку.

Они поднялись по ступенькам дворца, вошли в дверь. Из коридора прошли еще в одну дверь и оказались на заднем дворе. Посреди него стояла высокая круглая клетка. Ее частые прутья были стеклянными. Наверху они соединялись в одной точке. Как клетка для птиц. Не вылезешь, не улетишь. С трех сторон двор окружали деревья. Под одним из них сидел на скамейке, в холодке, человек в белом мундире, в белой каске. На одном боку у него болталась стеклянная сабля, на другом - огромный стеклянный ключ и плетка из стеклянных нитей. Увидев "Я", человек подбежал к нему, шлепнув себя рукой по щеке. Наверно, так здесь отдавали честь.

- Открой! - приказал "Я".

Стражник повозился с пузатым стеклянным замком, распахнул дверцу клетки.

- Марш! - "Я" взял Димку за руку.

- Не хочу! Не хочу! - Димка попятился, вырвал руку и неожиданно бросился бежать к деревьям.

- Держи! - закричал "Я".

Стражник легко догнал Димку, сгреб в охапку и понес к яме. Димка брыкался, кричал, пытался укусить стражника, но тот, похохатывая, втолкнул его в клетку и разжал руки.

И Димка провалился в черную бездну.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ДЕЛАЮЩИЙ ОГНЕННОЕ СТЕКЛО.

Падая в яму, Димка онемел от страха, закрыл глаза. Сердце остановилось, чтобы никогда больше не забиться в груди. Удар! Димка с минуту не шевелился, поняв, наконец-то, над чем не раз задумывался: какая она, смерть. Но сознание его не гасло, сердце заколотилось громче, чем прежде. Он поднял голову, посмотрел вверх. И увидел, что яма была не такой уж глубокой. В два его роста, а то и меньше. Он приподнялся, сел. Коснувшись стены, сразу определил, что она стеклянная, гладкая, как зеркало. По такой не выберешься. Под ногами было сено, но, расшевелив его, Димка наткнулся рукой на такое же гладкое стекло. Попробуй сделать подкоп!

Немного саднил локоть. Димка встал: кажется, больше ничего не болело. Вот только в груди. Эта боль не сидела на одном месте. Она едким комком стала подниматься вверх, к горлу и выдавила слезы из глаз. Некого было стесняться. Димка расплакался, закричал:

- Гады! Чтоб вы все пропали с вашей Ралией!

- Ты что, мальчик, помолчи! - услышал он приглушенный голос позади себя. - Нельзя так громко! Разве ты не знаешь, что за это бывает?

Димка только сейчас увидел, что в яме он не один. Прижавшись к стене, сидел на корточках молодой загорелый мужчина с черными кудрями, крупным носом и расширенными от страха черными глазами. Он очень походил на негра.

- Нельзя так! - повторил он. - За это - смерть.

- Как... смерть? Вы шутите? - Димка вытер кулаками слезы.

Мужчина невесело усмехнулся.

- Хотел бы я шутить! Но это - правда.

- Пра-а-авда? Где же я?

- В яме. В яме, у которой нет даже углов. Можешь всю жизнь кружить на одном месте.

- Вижу. А вообще, что это за-страна?

- Королевство Ралия. Почему ты так спрашиваешь, будто попал сюда из другой страны? Может, ты из королевства Белой Ночи?

- Кажется, я из другой страны, но... о какой белой ночи вы говорите?

- Ты не хочешь говорить... Ладно, как же ты оказался здесь?

- Был в саду. Нашел дырку в заборе и... в лопухи залез, А меня схватил этот... стеклянный, с буквой "А".

- Агент? Министр Сыска и Доноса. Беспощадный человек.

- Но я же ничего плохою не сделал. Только посмотреть хотел...

Мужчина недоверчиво покачал головой, словно хотел сказать: "Ну и выдумщики эти дети!" Вслух произнес:

- Тебе никто не поверит. Правда, люди между собой поговаривают об этом заборе, хотя никто его не видел. Чтобы увидеть, надо войти в лопушиный лес, а это карается смертной казнью. Говорят, много лет назад кто-то пожертвовал жизнью, чтобы увидеть...

Димка задумался. Теперь он уже не сомневался, что его не разыгрывают, что он попал в какую-то необыкновенную страну, о которой там, за высоким забором, никто не знает.

- Значит, вашу королеву зовут Ралия? - спросил сн. - Почему!

Мужчина развел руками.

- Не знаю. Она двадцатая Ралия.

- А, так это два крестика на ее троне - цифра двадцать?

- Да. Ты видел?

- Ну да. А те кто, рыжие?

- Рыжие? Министры. Они все - по буквам из имени королевы. Р - Министр Работ. В его работу входит управление полями и стеклянными заводами, он и палач, и управляющий королевской кухней. Все это - работа. А - Агент, _ он же Министр Сыска и Доноса, о нем я тебе говорил. Л - Министр Левосудия. Главный судья. И - Министр Истолкования королевской судьбы и сновидений. Я - Министр Ямы, главный тюремщик. Его ты тоже знаешь. Вы уже встречались.

- Всех я знаю. Они же меня допрашивали.

- Эх, сейчас они ужинают, а мы...

- Нет, королева перенесла ужин. Указ, говорит, об этом будет, У них сейчас совет.

- О-о-о! - удивленно протянул мужчина. - Перенесли ужин? Такого еще не бывало. Видно, они здорово всполошились. Кто же в этом виноват? Ты или я?

- А как... вас звать?

- Дос.

- У нас нет таких имен.

- Еще бы. Это и не имя. Таких, как я, называют не по буквам королевского имени, а по тому, что они делают для королевы и министров. Дос - Делающий Огненное Стекло. Как же зовут тебя?

- Дима.

- - Что обозначают буквы? Д?

- Ничего не обозначают. Просто - Дима.

- - Гм, как у королевы... имя.

Забыв на несколько минут о своих невзгодах, Димка присел напротив Доса. Любопытство взяло верх над остальными чувствами.

- А за что вас... в яму?

Дос помолчал, раздумывая, стоит ли рассказывать мальчишке о себе. Да еще этому, который тоже в яме и ничем помочь не сможет. Все же он ответил:

- Да, ты действительно ничего не знаешь о нашей жизни. Так слушай. Наше королевство - это город и обширные поля. Если ты видел людей в городе, то знай: это те, кто обрабатывает землю. В десять раз больше людей на стеклянных заводах. Они делают из стекла все, что нужно королеве. Там они работают, там живут. Всю жизнь под стражей. Там жил и я с женой Эдж. Ты опять скажешь, что у вас нет таких имен? Может быть. Стражники называют наших женщин по-своему. Мы же так, как нам нравится. Эдж - Эта Добрая Женщина. Так ее назвали подруги... Ну вот... Я делал стекло, которым добывают огонь.

- Как добывают? - не сдержавшись, перебил Димка.

- От света. Наводят самую маленькую точку на дерево или бумагу...

- А, увеличительное стекло!

- Гм, может быть, у вас так называется. У нас - огненное стекло. Так вот однажды у меня получились неудачные стекла. Хотел выбросить и как-то случайно глянул сквозь них. Они были на некотором расстоянии друг от друга. Глянул и очень испугался. Потому что все, что было далеко, я увидел совсем близко. Да, действительно, стекла оказались увеличительными... Это мне понравилось, Я поместил стекла в трубку и... это заметила стража. Меня схватили. И вот я здесь.

- Почему? Разве это плохо...

- Да, плохо для королевы и придворных. Потому что я не имею права видеть дальше их.

- Глупость! - воскликнул Димка.

Дос покачал головой.

- Нет, не глупость. На месте королевы я поступил бы так же. Каждому свое место.

- Да у нас любой может иметь бинокль или подзорную трубу, или целый телескоп! А в них тоже стоят увеличительные стекла.

- Может быть, у вас... Хотя трудно поверить...

Наверху послышались приближающиеся шаги. Дос умолк. Загремел замок, распахнулась дверца и вниз упала, зазмеилась по стене веревочная лестница. Показалась белая каска, а под ней - жирное лицо.

- Дос, на допрос! - рявкнул стражник и захохотал, довольный, видимо, тем, что получилось в рифму. - Живо!

Дос поднялся с явной неохотой, но по лестнице вскарабкался быстро. Настолько быстро, что у стражника не было причины гневаться. Димка встал, внимательно посмотрел вверх. Откуда взялась лестница? Если она все время здесь... Нет, не здесь. Стражник приказал Досу свернуть ее и нести во дворец. Закрылась дверца, щелкнул замок.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. КОРОЛЕВСКИЙ СОВЕТ.

Во дворце королева уселась на трон на много больше, того, что выносили на площадь. Стоял он в глубине белой бархатной ниши, в огромном зале, который находился под самой крышей высокого дворца. Матовые стекла узких окон пропускали немного света, но в зале было достаточно светло. А главное - не жарко.

К трону сразу же подбежали две девушки в голубых платьях, в рыжих париках. Каждая держала высоко перед собой белую туфельку, мягкую и легкую. Девушки сняли с королевы неудобные стеклянные туфли, надели белые; мягкие и легкие. И быстро удалились из зала.

Обычно у трона королевы справа и слева стояли по два белых стражника. Сегодня их не было. Им приказали стоять у дверей с той стороны и хватать всякого, кто вздумает подслушивать или попытается проникнуть в зал совета.

Министры сгрудились перед троном. Сидеть им не полагалось. Они ждали слова королевы, проклиная мысленно Димку, из-за которого первый раз в жизни не поужинали в заведенное время.

- Ну, - сказала королева ледяным голосом. - Как вы смотрите, господа министры, на то, что происходит в нашем королевстве? - Она подчеркнула слово "нашем". - Вчера одному из наших подданных захотелось далеко видеть. Сегодня появляется маленький шпион, который изучает фи-зи-ку! Он знает, что существует Солнце! Да как вы могли допустить такое?

Глаза королевы гневно сверкали.

- Что молчите?

С поклоном выступил вперед "А".

- Осмелюсь доложить, ваше величество, Министерства Сыска и Доноса не допустило. Оно пресекло. Тот и другой выслежены и схвачены.

- Министерство Ямы и Охраны обнаружило того, кто захотел далеко видеть, - напомнил "Я".

- Министерство Работ подсказало это Министерству Ямы и Охраны и Министерству Сыска и Доноса, - добавил "Р".

Королева смерила их холодным взглядом.

- Да, вы пресекли. За это я возвращаю министерские должности разжалованным. Но как вы могли допустить, что у вас это произошло?

Министры обиженно сопели. Они не чувствовали вины. Каждый из них рассчитывал на большую награду, а не на королевский нагоняй.

- Что же теперь с ними делать? - спросила королева. - Как вы думаете?

- Повесить! - не задумываясь, посоветовал "Р".

- Повесить! - хором подхватили "А", "Л" и "Я".

Королева ждала слова Министра Истолкования.

- Что же вы молчите?

Он спокойно и даже задумчиво посмотрел на королеву, поднял к глазам растопыренные пальцы левой руки. И заговорил глухим пророческим голосом.

- Пять лучей Вечного Огня попали в мое сердце и по кратчайшему пути пришли сюда, на мои пальцы. Каждый из них дает совет вашему величеству. Первый луч освещает виселицу, на ней же - обоих преступников. Второй - виселицу с одним преступником, третий - с другим. Четвертый освещает завод, где Дос трудится, как и раньше. Еще он освещает дорогу, по которой мальчик возвращается в свою страну. Пятый луч... пятый показывает незнакомый мне маленький завод. Здесь работают под охраной всего два человека - Дос и Зомвторой. Один делает дальнозоркие трубки. Другой... нет, мне не понять, что он делает.

Министр Истолкования опустил руку. Королева то комкала платок, то сжимала подлокотники трона, пока говорил "И". Когда он умолк, зло швырнула платок на пол.

- Министр! Вы назвали столько советов Вечного Огня, что я не знаю, на каком остановиться.

- О, ваше величество! - "И" прижал к сердцу обе руки. - Даже Вечный Огонь не рискует соперничать с вашей мудростью. Однако... пятый луч был ярче других.

Вытянутое остроносое лицо. министра после этих слов еще больше вытянулось и побледнело. Он сгорбился, ожидая приговора.

Лицо же королевы, наоборот, просияло. Она выпрямилась, обвела всех гордым взглядом.

- Слышали? Вам бы только вешать, ничего лучшего вы придумать не можете. Совет Вечного Огня совпал с моим желанием. Мой дед Ралий-десятый заставил Зома-первого отдать свои знания и теперь мы имеем Вечный Огонь. Я заставлю работать второго и получу то, что не успел получить дед от Зома-первого. Дос сделает нам столько дальнозорких трубок, что и мы, и наша стража будем издалека видеть любого врага или смутьяна. Наша власть будет вечной, как Вечный Огонь! Будет так!

Королева внезапно умолкла, взгляд ее стал озабоченным. Подумав, она произнесла:

- Дос и Зом-второй уже не опасны, потому что сидят в яме. Но... Зом сразу попал в наши руки, как только переступил границу, - взгляд королевы стал жестким. - А вот Дос делал трубку на нашем заводе и это могли видеть другие. Могли?

Министры отрицательно замотали головами.

- Не могли, - "А" не лукавил, он был уверен в своей правоте. - Он делал трубку тайком от всех.

- Тайком... Но ведь вы узнали!

- Гм, так это мы, - "А" самодовольно ухмыльнулся.

- Что ж, верно. Но спросим все-таки у самого Доса. Министр Ямы, дайте его сюда... Господин Министр Истолкования, вы будете награждены орденом Вечного Огня... Если его совет принесет успех. А я в этом не сомневаюсь.

Губы министра вытянулись, щеки надулись. Радость распирала его и весь он за одну минуту стал толще. Остальные министры посматривали на пего с завистью и злобой.

Но вот появился Дос. Переступив порог зала, он упал на колени, согнулся до самого пола,

- Встань! - громко, торжественно произнесла королева. - Подойди ближе!

Дос поднялся, сделал несколько несмелых шагов к трону.

- Еще ближе... Стой! - Королева нахмурилась. - Так это ты дерзнул видеть дальше своей королевы?

Дос снова упал на колени, протянул руки к повелительнице.

- Пусть покарает меня Вечный Огонь, если в моих мыслях было это! - воскликнул он в отчаяньи. - Это вышло случайно!

- Но ты все-таки сделал дальнозоркую трубку!

- Да, - Дос обреченно опустил голову.

- Зачем ты ее делал?

Дос молчал.

- Кто из твоих товарищей знает о трубке? О секрете стекол?

- Никто, никто! - испуганно забормотал Дос. - Пусть покарает меня Вечный Огонь...

- Ты никому не говорил? Даже своей жене?

- Нет!

Дос говорил искренне, забыв, что сказал о трубке странному мальчику, с которым свела его тюремная яма. Но Дос все-таки вспомнил об этом и пролепетал:

- Забыл, забыл... Я говорил о трубке мальчику в яме, он даже не удивился. Он сказал, что у них, где-то в другой стране, таких трубок много и все знают о них.

- Так он знает, что такое дальнозоркая трубка! - королева привстала. - Что он еще знает?

- Кажется, многое. Но он больше спрашивал.

В сознании Доса мелькнули нелестные слова Димки о королеве. Нет, не надо говорить об этом, он не доносчик.

- Встань! - приказала королева. - Встань и слушай... Ты заслуживаешь смертной казни. Я же помилую тебя...

- Ваше величество! - ноги Доса подогнулись.

- Стой и слушай!

Застывшие в стороне немой кучкой министры напряженно наблюдали за этой сценой. Особенно - Министр Истолкования. Поведение Доса могло повлиять и на его судьбу.

- Я помилую тебя, - продолжала королева. - Ты не будешь больше бедным стеклоделом. Ты получишь собственный завод и сделаешь нам много дальнозорких трубок. Очень много!

- Ваше величество! - на глазах Доса сверкнули слезы благодарности.

- Я хотела бы освободить тебя сейчас же... Считай себя свободным, только... Тебе придется побыть немного в яме. Пока нет завода. К тому же, побольше разговаривай с мальчишкой. Выведай, что он знает еще. Это очень нужно для тебя самого. Он много знает, этот Зом-второй.

Дос поклонился. Только поэтому королева не заметила, как при ее последних словах он вздрогнул всем телом, как удивленно поползли вверх его брови.

Ралия протянула ему ногу. Он поцеловал туфельку и отступил.

- Иди... Давайте второго!

После того, как увели стеклодела, королева долго молчала, задумчиво глядя в окно. Молчали и министры. То ли не смели прервать течение


Леонид Станиславович Красовский

Фотогалерея

4
13
23
19
9
7
21
20