Режим чтения

ВЫШЕЛ ИЗ ЛЕСУ МЕДВЕДЬ

МЕДВЕДЬ-ЯГОДНИК
Не выходя из кустов черёмушника, медведь смотрел на Ангару. Иногда проплывала моторная лодка. Она стрекотала, как жук-стригун, когда он летит, распустив длинные усы. Медведь видел на воде отдыхающих уток и видел, как человек в лодке поднял чёрную палку. Из нее вылетел огонь и дым – и загремел гром. И взлетевшие утки упали мёртвыми. Их несло течение, их подбирали в лодку, и медведь понял, что громовая палка – вещь опасная и для него, медведя.
Потом заметил, что человеческие медведицы громовой палки не носят в тайгу. И, когда они собирали малину и не было с ними мужика с ружьём, он подкрадывался к ним. Иногда медведь подкрадывался близко к какой-нибудь девчонке, заглядывал в ведро, сколько в нём ягоды и не пора ли пугать ягодниц. Если ягоды было достаточно, он рявкал что было духу, бабы и девчата кидали вёдра и корзины и убегали. А когда проходил страх и они возвращались, их вёдра и корзины были пусты. Медведь видел, как они убегали на задних лапах, а передние лапы болтались без надобности. Медведь попробовал пробежать так же, как люди, на задних лапах, но споткнулся и упал, и чуть не разбил себе нос. И решил он, что это неудобно, на четырёх лапах бегать надёжнее.
Медведь сытый забирался в вершину ручья, в чащобу непролазную, в заломы, в буреломник, поглаживал свой живот и думал: «Что в пузе, то твоё». И он не понимал, для чего люди собирают ягоду, а не едят её на месте. Что нашел – то надо съесть, что в пузе – то твоё. Потом он догадался, что люди всю зиму спят. Для того у них и берлоги из брёвен. А ягоды и орехи собирают на голодную весну, как это делают бурундуки.

МУЗЫКАНТЫ
Солнце уже село, и Медведица с медвежатами шла на вечернюю охоту. Вдруг они услышали непонятные звуки и остановились:
Трень-брень, трень-брень,
Дзень-дзень, трень брень,
Брень-трень, трень-дзень.
Надо потихоньку подойти и посмотреть, что это такое, что это за музыка. Кто это играет?
Они подошли потихоньку ближе и увидели ель, обломленную и расщеплённую молнией. Всходила луна, и стало хорошо видно. Играл их отец – медведь. Он трогал лучины, которые торчали кверху, и, приложив ухо, слушал.
– Ваш папа музыкант. Да он и танцор. Смотрите, он пляшет! Медведь стоял на задних лапах и притопывал в лад музыке.
– Подождём. Скоро ваш папа уйдет, и мы поиграем. Не надо ему мешать. Он осердится. Ваш папа музыкант и плясун.
Когда медведь ушёл, медвежата с матерью подошли к расщеплённому дереву. Мать-медведица и пестунья подсаживали медвежат. Они не доставали до лучинок.
– Смотрите, не сломайте папин инструмент.
Потом Медведица притащила валежину, и медвежата стали доставать до лучин и играть.
Они часто приходили и играли. По вечерам в тайге слышалась музыка.

ОБИДЧИЦА
Медведица видела, как из норки выскочил бурундук и побежал по своим бурундучьим делам. Она понюхала норку и почуяла запах кедровых орешков. Медведица стала разрывать норку. Это было не так просто. Пришлось выворачивать большие камни. Нянька и медвежата ей помогали. Медведица нюхала, чтобы не потерять норку, не закопать её. И, наконец, докопалась до орешков. Орешков было две медвежьих пригоршни. Съели их быстро.
Пока медведи ели орехи, бурундук сидел на нижнем сучке кедра. Он ругался и плакал: «Бессовестные звери. Совесть у вас медвежья. Сами большие, а обидели маленького. Я не для вас припасал орехи. Ведь ягоды еще не поспели, орехи тоже. Есть нечего. И вы меня ограбили. Брюхо у вас огромное, медвежье. Всё равно не наелись. Ты, старая разбойница, и медвежат учишь грабить слабых зверят».
Медвежата попытались поймать бурундука. Он полез выше на кедр и всё ругал медведей и плакал.



Михаил Ефимович Трофимов

Фотогалерея

22
4
25
19
21
1
13
6