Режим чтения

СЛЕПОЙ БАКЛАНЕНОК

Когда Бакланенок вылупился из яйца, была ночь. Над маленьким островком висели тучи. Сверкали молнии, гремел гром. Огромные волны на озере обрушивались на каменный берег и глухо стонали. Бакланенок под Мамой зарылся в перо, ему было тепло и сухо.

– Мама, а что это так сильно шумит? – спросил Бакланенок.

– Озеро, ответила она. – Сердится оно, что степной ветер потревожил его сон. И теперь озеро всю ночь будет посылать на наш островок волны.

– А почему ты поселилась на острове?

– Потому, что сюда не может приплыть лиса. Эта плутовка любит воровать птенцов, а на острове мы в безопасности. Остров наш из камня, и людям он не нужен, поэтому нас они тоже не тревожат, и мы все лето спокойно занимаемся своими птичьими делами. А еще здесь много рыбы, и нам не надо далеко летать за ней.

– А кто такие люди? – спросил Бакланенок.

– Люди – это большие птицы, – рассказывала Мама. – Они очень смешные. У них нет перьев, без перьев им холодно, а поэтому они надевают на себя разные шкуры. У них нет крыльев.

– А как же они улетают в теплые края? – удивился Бакланенок.

– Они в теплые края не улетают. Когда приходит зима, люди из бревен делают себе гнезда, а в середине гнезда кладут кусочек солнца. Они научились делать маленькое солнце, и оно зимой согревает их. Это солнце люди зовут огнем.

– Какие смешные люди-птицы. Я хочу их посмотреть.

Бакланенок высунул голову из-под матери. Вокруг была такая темная ночь, что не было видно даже волн. А они шумно бились о прибрежные камни. Откуда-то из темноты доносились птичьи голоса. И только Бакланенок хотел спросить, кто это разговаривает, как блеснула молния. Она была настолько яркой, что казалось, вспыхнула сама ночь. Острая боль обожгла глаза Бакланенка. Он тотчас спрятался под грудь матери и зарылся в перо. В это время грянул гром и полил дождь.

Под шум дождя Бакланенок успокоился, боль в глазах утихла, и он задремал. И всю ночь снились Бакланенку люди-птицы, у которых нет крыльев.

– Сын мой, посмотри, какое сегодня чудесное утро, – услыхал Бакланенок голос матери. – Природа радуется, что на свет появился ты. В мире стало на одну крылатую птицу больше.

Утро было действительно чудесным. Вокруг разлилась тишина. Маленький каменный островок, будто лодка, плыл по огромному сверкающему озеру. В синей дали полоской виднелся берег. А за ним поднималось огромное раскаленное солнце, и все вокруг было наполнено розовым светом: на гнездах сидели розовые чайки, по берегу ходили розовые цапли.

Бакланенок крутил головой, но перед его глазами была ночь, ночь темная, непроглядная. Бакланенок не видел: его ослепила молния.

– Мама, а где утро? – спросил Бакланенок. – Почему оно черное?

Мать все поняла, сказала:

– Это у тебя болезнь – слепая молния. Но ты подрастешь, солнце тебя вылечит, и ты увидишь утро. А сейчас я полечу к берегу. Там на мелководье много рыбы. Я тебе принесу карасей, чебаков, и мы хорошо позавтракаем.

Мать улетела, а Слепой Бакланенок сидел в гнезде и терпеливо ждал ее.

– Здорово, Слепой Бакланенок, – проговорил кто-то рядом.

– Здорово. А ты кто такой? – спросил Слепой Бакланенок.

Я тоже бакланенок, твой сосед. А зовут меня Желтый Носик. Нас таких здесь очень много. Я вчера ходил купаться. Чудесно поплавал. И даже поймал рыбешку. Потом мы с товарищем ныряли, и я в воде видел много ракушек. Одну проглотил даже, но она не вкусная.

– Желтый Носик, ты с кем разговариваешь? – донесся незнакомый голос до Слепого Бакланенка. Это спрашивал бакланенок Черная Голова. Его так звали за то, что у него всегда были нехорошие мысли. – А-а-а-а, со Слепым Бакланенком разговариваешь, – продолжал Черная Голова. – Тоже мне, нашел друга. Все равно, когда придет зима, мы все улетим в теплые края, а он останется на острове, замерзнет, и его склюют вороны.

От таких слов Слепому Бакланенку стало так горько и жалко себя, что он готов был расплакаться.

– Не горюй, Слепой Бакланенок, – послышался нежный тоненький голосок.

– А ты кто такой? – спросил Слепой Бакланенок.

– Я – цапля. А зовут меня Цапля Длинные Ножки. Наше гнездо рядом с твоим, на камне. А зовут меня так потому, что у меня очень длинные ноги, и я только учусь ходить. И иногда бываю очень смешной.

– Здравствуй, Цапля Длинные Ножки, – отозвался Слепой Бакланенок.

– Доброе утро, – наклонила голову Цапля Длинные Ножки. – Черную Голову ты не слушай. Он – гадкий птенец, обижает всех, кого может. Ты обязательно будешь видеть и вместе с нами полетишь в теплые края. Вот возьми маленькую рыбешку. Она очень вкусная.

– Спасибо, Цапля Длинные Ножки.

Слепой Бакланенок съел рыбешку, и ему стало очень хорошо. Вскоре прилетела Мама. Она принесла карасика. Слепой Бакланенок позавтракал.

– Мама, а ты видела людей-птиц? – спросил слепой Бакланенок.

– Видела. Там, на берегу, есть у них гнездо из толстых бревен. Люди называют его домом. В нем живут дед и внучка. Они пасут овец, косят сено.

А жили в этом доме дед Захар и внучка Ольга.

– Мама, а ты не боишься их?

– Нет, сынок, они никогда не обижают птиц. Утром, когда я подлетаю к берегу, девочка машет мне рукой и смеется. Она радуется моему прилету, а радоваться могут только хорошие люди.

Время бежало быстро. У Слепого Бакланенка выросли крылья. Поднимет он их, ветер ударит в крылья, надует, как паруса. Взлететь бы, да Слепой Бакланенок ничего не видит. Если поднимется, то не сможет приземлиться: разобьется.

Загоревал Слепой Бакланенок, и верно, придется погибать ему. Как жаль, что он не видел неба.

Прилетела Цапля Длинные Ножки. Она теперь выросла, и над ней уже больше никто не смеется.

– Ты что такой грустный? – спросила она Слепого Бакланенка.

– Цапля Длинные Ножки, скажи, как выглядит небо?

– Небо? Синее. И когда в него поднимешься, там стоит удивительная тишина. И наш островок оттуда похож на лягушку.

Слепой Бакланенок не знал, что такое синее, он не знал какие бывают лягушки, потому что никогда их не видел, но он промолчал: ему не хотелось огорчать Цаплю Длинные Ножки. И он сказал:

– Спасибо тебе, Цапля Длинные Ножки. А как выглядит ветер?

Цапля Длинные Ножки ответила:

– Ветер очень похож на веселого птенца, который любит резвиться на волнах.

Тут прилетел Бакланенок Черная Голова. Его никто не любил на острове, а поэтому он стал еще злей.

– Ты еще живой, Слепой Бакланенок? – спросил Черная Голова и захохотал.

Слепой Бакланенок ничего не ответил.

– Я сегодня лису видел, – издевался Черная Голова. – Она интересовалась твоим здоровьем. Сказала, как только замерзнет озеро, она придет и позавтракает тобой.

– Как тебе не стыдно, – возмутилась Цапля Длинные Ножки. – Разве можно смеяться над чужой бедой?

– Я уже большой, что хочу, то и делаю. И ты мне – не указ, – с этими словами Черная Голова удалился.

Вскоре на остров пришла осень. Пожелтела трава, повалил снежок. Гуси и утки в теплые края полетели. Пора улетать птицам и с каменного острова. Да как оставить Слепого Бакланенка? Погибнет ведь. Мечутся в небе бакланы, цапли и чайки, не знают, что делать.

Утром вышла Оля из домика. Навстречу ей с острова летит Цапля Длинные Ножки, кружит над ней, тревожно кричит. Также тревожно кричат птицы на острове. Догадалась Оля, Цапля Длинные Ножки на остров ее зовет. Побежала Оля к деду Захару, он в это время овец в степи пас.

– Дедушка, беда какая-то у птиц. Нас с тобой зовут.

Приподнял дед ухо у шапки, послушал.

– И верно, что-то неладное у птиц.

Приплыли они на остров. Все гнезда пустые, только в одном Бакланенок сидит, смотрит в небо. Птицы еще сильней закричали, кружат над самыми головами деда Захара и Оли. Осмотрел дед Бакланенка.

– Слепой, – догадался он. – Вот оказия. Что делать будем? Сгинет он здесь.

– Дед, возьмем его с собой? Да отчего же он слепой?

– Молния его ослепила, – проговорил дед. Никакие доктора не вылечат. Помочь может только трава-молния. А растет она на самой высокой горе, на камне, который мхом покрылся. А цветет ночью красным огненным цветком.

– Дедушка, а мы найдем эту траву?

– Найти-то не штука. Да цветет-то трава-молния только ранней весной, когда первый гром ударит. Вот в эту ночь ее и рви. В другой раз сорвешь, она пользы не даст.

– Так пусть Слепой Бакланенок до весны поживет у нас.

– Конечно, пусть поживет.

Дед Захар и Оля взяли Слепого Бакланенка и поплыли к берегу. Птицы их провожали до домика. Оля остановилась у дверей, помахала им рукой.

– До свидания! Прилетайте скорей!

Птицы отозвались радостным криком, сделали над степью круг и улетели в теплые края.

Так стал жить Бакланенок на чабанской стоянке.

Оля на неделю уезжала в деревню и училась в школе, а в субботу к вечеру возвращалась. Она кормила Слепого Бакланенка рыбками, которых ловил дед Захар. Затем наливала в ванну воду и пускала в нее Слепого Бакланенка. Сначала Слепой Бакланенок боялся воды, он не знал, что это такое, но потом ему понравилось купаться. Он нырял, плескался, а затем вылезал на край ванны, поднимал крылья и махал ими. Это он сушил перья.

Так вот и прожил зиму Слепой Бакланенок.

А потом пришла весна. С гор в озеро побежали ручьи. В степь прилетели журавли, запели жаворонки. Поднялись к солнцу первые забайкальские цветы – подснежники.

Забеспокоился Слепой Бакланенок. Скоро должны прилететь его Мама и Цапля Длинные Ножки. Как они будут рады, что Слепой Бакланенок не погиб.

– Не волнуйся, – успокаивала Слепого Бакланенка Оля. – Мы тебя с дедушкой еще вылечим. А когда я вырасту, тоже стану летать, только на самолете. Тогда я тебя возьму с собой, и мы полетим выше облаков.

Оля часто выбегала на улицу и смотрела, скоро ли соберутся тучи и прогремит гром. А небо, как назло, было чистым. Но однажды под вечер, когда Оля играла со Слепым Бакланенком, в домик вошел дед Захар и сказал:

– Пора.

Оля с дедом Захаром пошли к горе, поднялись на самую вершину ее и присели у камня с белым мхом. По небу тучи ходили, по степи бушевал ветер. Было немного страшно, но Оля и виду не показывала. А вот и ночь пришла. Потемнела степь. В это время блеснула молния, загремел гром. Оля от страха глаза закрыла, уши ладошками зажала.

– Да ты посмотри, Олюшка, – прошептал дед Захар.

Открыла Оля глаза, а перед ней камень – весь, как в огне.

Это расцвела трава-молния.

– Ой, как красиво, – изумилась Оля.

– Собирай, внученька, цветы, а то к утру они уже отцветут.

Нарвала Оля цветов травы-молнии, принесла домой, обмыла их, а той водой глаза Слепому Бакланенку промыла.

А тут уже утро. Сидит Бакланенок на подоконнике у открытого окна. Из-за Озера солнце всходит. Увидел его Бакланенок да как закричит:

– Кры! Кры! Кры! Я вижу солнце! Я вижу озеро!

Тут появилась его Мама и Цапля Длинные Ножки. Они только что прилетели с юга. Бакланенок взмыл в небо им навстречу.

– Кры! Кры! Я вижу! Я все вижу!!! – радостно кричал Бакланенок.

Все птицы острова слетелись к чабанскому домику и радостно кричали. Они благодарили Олю и деда Захара за то, что они спасли и вылечили Слепого Бакланенка.


Николай Дмитреевич Кузаков

Фотогалерея

1
7
13
22
6
20
23
21